Apr. 2nd, 2013

daphnia: (ножки)
С Комаровым совершенно невозможно смотреть кино. Во-первых, он постоянно разговаривает с телевизором. На повышенных тонах. Иногда даже матом. А во-вторых, он любит остановить кино где-то она полуслове и рассказать, как на самом деле стоило поступить (куда пойти, что сделать, как сказать / нужное подчеркнуть). Именно поэтому мы редко ходим в кинотеатры – там таких же комментаторов много, да и пауза не работает. А вот дома никто не мешает кричать на телевизор.
Если телевизор его не слышит, а не слышит он его всегда, (бесчувственная электронная тварь!), Комаров начинает бегать по комнате и ударять кулаком в ладонь. Полы его любимого синего халата при этом развеваются, как незакрепленные паруса в шторм, а пятки стучат по полу, как табун иноходцев на деревянной палубе. Ветром от носящегося туда-сюда крейсера Комарова с пробковой стены сдувает детские рисунки, кнопки при этом выкатываются на самую серединку фарватера, где и лежат коварно в засаде, мечтая о карьере айсберга, потопившего «Титаник». Если в пределах видимости оказывается кот, а сильно шуметь уже нельзя (дети спят, например), то Комаров сгребает подмышку Лютика и безжалостно его гладит, приминая коту уши чуть ли не к ключицам. Безвольно болтающиеся кошачьи задние лапы и хвост значительно снижают общую парусность крейсера Комарова по левому борту, но зато вертящиеся вокруг клочки шерсти добавляют зрелищности. В кино в это время Главный Герой обычно как-то особенно сильно тупит, или ломится по заведомо ложному следу, или вляпывается в ловушку, или вообще вдруг садится жрать, не помыв руки перед едой – ну надо ж чем-то занять 2 часа 13 минут экранного времени? Комаров нервничает, бегает и шипит матом.
Если в телевизоре начинают показывать какие-то ужасы – ну там, костью рыбной кто-то подавился, и Главный Герой с непроницаемым лицом плоскогубцами ее выдирает уже из двенадцатиперстной кишки. Или вообще вдруг шприц! На весь экран! А потом – раз! – и укол! Ааааа! Комаров выбегает из комнаты, выбросив кота. Лютик незамедлительно прячется под диван. Я ржу. «Все?» - спрашивает Комаров из коридора. «Все, все» - успокаиваю его я. Комаров возвращается в комнату и некоторое время спокойно лежит возле меня.
Вот буквально на днях мы смотрели «Метро». Относительно свеженький такой фильмец-катастрофец о том, как застройка в центре Москвы проломила дно Москва-реки и поезд в Москва-метрополитене превратился в метро-субмарину. Кино ставилось на паузу раза четыре. Каждый час. Чего я теперь только не знаю про схожести и отличия московского и киевского метрополитена, мама дорогая! И про диспетчерскую связь, и про права и обязанности дежурных по станции, и про контактный рельс. Я уже молчу про методы прокладки туннелей в близости от подводных рек, а также про первые в списке потенциально опасных киевских станций в случае войны. И это за каких-то три часа. Концентрированная информатизация.
В общем, невозможно с Комаровым кино смотреть. Какой-то инженерно-образовательный канал с развлекательными элементами в 3D получается. А я в кинотеатр хочу. Пусть там даже на сиденьях лежать не удобно.
daphnia: (пьяная женщина пьющая виски)
Вчера во время утренних лихорадочных сборов на работу, когда я еще не знала, что держащаяся с пятницы нормальная кошачья температура +38,5, это не просто шутка природы, а левосторонняя пневмония, муж мрачно пошутил:
- Ну смотри, мяукать умеешь, к температуре за три дня привыкла. Тебе осталось только шерстью везде обрасти и научиться языком нос доставать. И всё - пиздец котенку готова кошка.
- Зачем нам две кошачьи твари дома?
- А чтобы Лютику весной скучно не было.
- А смысл? Ему все равно нечем.

Page generated Jul. 28th, 2017 04:43 am
Powered by Dreamwidth Studios